Тайна усыновления. Вопросы адвокату - ИСППП

Тайна усыновления: что это такое? Для чего она нужна и как её использовать в наших интересах?

Об этом мы уже рассказывали в видеолекции «Тайна усыновления». Сегодня мы ответим вопросы, волнующие усыновителей.

Нам пишут:

«Добрый день! У нас дети дома полгода, сейчас мы их не можем усыновить, но скоро у них появится «статус» на усыновление. У нас стали появляться сомнения: детям 2,5 и 4,5 года, они жили пару лет в детском доме, семью не помнят, сами говорят, что ходили временно в детский сад, пока мы делали дома ремонт. Пока мы храним тайну, да и они не спрашивают ничего. Но я думаю — стоит ли усыновлять? Может опеку оставить? Но тогда о тайне не может быть и речи, биологические родители и родственники смогут найти их по прежней фамилии, например, в соц сетях. Мы готовились на усыновление, а теперь растерялись. Получается, при усыновлении они будут претендовать на наследство? Смогут ли они при нашей жизни потребовать долю в квартире, когда вырастут? Квартира в нашей собственности. Не хотелось бы таких проблем. Как вы думаете, реально ли при усыновлении детей в таком возрасте сохранить всё в тайне?»

— Детям сколько? Сколько времени в семье?

— 2,5 и 4,5 года. В семье полгода.

— Я думаю, что дети просто ещё слишком мало в семье. Через примерно полгода вопросы отпадут. В самом вопросе чувствуется определенная неуверенность родителей в том, их ли это дети. Всё конечно хорошо про тайну усыновления, пока дети «съели» эту неважно откуда возникшую версию про то, что они не были дома, пока был ремонт. Но когда детям станет лет 10, они поймут, что в принципе родители на время ремонта детей не сдают в детский дом или в детский сад. И ваше представление, ваша сказка куда-то денется, и придётся придумывать новое. А вот с этим могут быть проблемы.

Кроме того, это два разных вида устройства — усыновление и опека. Усыновление — ребёнок становится полностью ваш, и дальше вы сами решаете как ему жить, что делать и т.д. И вы можете контролировать свою жизнь, и теоретически можно пытаться сохранять тайну усыновления. Если ребёнок подопечный, то никакой тайны нет, её не может быть по определению, напротив, вас контролируют, всё открыто. В школе будет список детей, которые находятся под опекой или попечительством, такой же список будет в детском садике, и будет повышенное внимание. И здесь я даже не могу сказать, что государство и государственные чиновники не правы в этом вопросе. Действительно, если дети государственные, то за ними как могут присматривают. Поэтому в случае опеки никакой тайны конечно не будет. В случае усыновления, как показывают нам наши достаточно осведомленные потенциальные усыновители, дети действительно будут иметь право на наследство. Дети будут иметь определенные права на материальную помощь от собственных родителей, по крайней мере, до того возраста, пока они в этом нуждаются. Например, если родители захотят развестись, то один из них будет платить алименты другому на содержание этих детей. То есть дети полностью становятся своими со всеми вытекающими последствиями: наследство, право пользоваться до 18 лет собственностью родителей, всяческим их покровительством и рассчитывать на то, что родители их будут содержать. После 18 лет ребёнок самостоятельный человек и, конечно, он не имеет права ни на какую долю в квартире, если эта квартира принадлежит родителям, но вопрос о наследстве встанет.

Удастся ли сохранить тайну усыновления?

Я об этом немножко говорил, но скажу ещё более подробно. Когда-то мы в Школе приёмных родителей посчитали — порядка 70 человек узнают о том, что ребёнок усыновленный, к моменту вынесения решения суда. Если вы живете в мегаполисе, сами живете в Медведково, а усыновляете в Чертаново, то, возможно, вы этих людей никогда и не встретите. Но в обычной жизни может произойти и так, что, например, у одноклассницы вашего ребёнка мама работает в опеке. Как вы думаете, обсудят ли они этот вопрос с учительницей чисто по-женски, между собой, чуть-чуть, не разглашая и никому не рассказывая? Как вы думаете удастся ли это, когда ребёнок сначала ходил в детский сад под фамилией Петров, а потом ходил под фамилией Васин — никто не догадается? Все будут знать это. К тому моменту, когда ребёнку это станет важно — к подростковому возрасту — таких людей, знающих что он усыновлен, накопится до тысячи человек. Кто из них и каким образом может проявиться — это большой вопрос к фатуму, случайностям, мы никак это проконтролировать не можем. Мой совет: не ударяться в тайну об усыновлении и решить между собой вопрос — это наши дети, или мы готовы воспитывать их только до 18 лет. Если наши дети, то вопросов нет. Если до 18 лет, то опека тоже хорошая форма устройства и можно её продолжать, воспитывая детей в семье.

Про родственников, которые могут найти

Не так страшен чёрт, как его малюют. По моей практике, не так часто какие-то родственники начинают проявляться, но исключать этого, конечно, нельзя, особенно по ходу роста детей. Тем более, сейчас есть социальные сети, которые в этом помогут. Как от этого уберечься? Если вы меняете ребёнку фамилию при усыновлении, не надо никаких дополнительных действий. Просто ребёнок исчезает как бывший Иванов из этой ситуации. Родственники без специальных усилий его не найдут.

Если они предпримут специальные усилия, то, я думаю, они получат так или иначе информацию о том, что ребёнок усыновлен и возможно найдут, где это произошло. Таких случаев… могу по пальцам пересчитать за 15-летнюю практику. Обычно такие дети никого не интересуют, и если ребёнок попал в систему сиротских учреждений, как правило, никому кроме вас, которые его оттуда забирают, он не нужен. Поэтому беспокоиться на эту тему я бы вообще не стал. Если же ребёнок находится под опекой, вероятность того, что какие-то официальные родственники могут появиться, сохраняется, но это уже другая история, не про тайну и не про усыновление.

О любой тайне хочется поговорить, особенно о чужой. Свою мы еще как-то храним, а вот с чужими очень тяжело. Мы не можем запретить бабушкам у подъезда обсуждать, почему это у Люси из 5 квартиры появился вдруг внезапно двухлетний ребёнок, хотя беременной она предыдущие три года не была, мы не можем нянечке из детского сада запретить это обсудить с такой же нянечкой из детской поликлиники. Мы не можем закрыть рот людям, мы не можем прекратить распространение слухов, но мы можем этот процесс возглавить. Если ваш ребёнок узнает о том, что он усыновленный, и о том, как он появился в семье, от вас, это будет гораздо лучше, чем если он это узнает от чужих людей. Поэтому подумайте, от кого действительно нужно сохранять тайну усыновления. Бабушек можно напугать, а вот от ребёнка сохранять её, думаю, не стоит.

Тайна усыновления

Ещё по теме:
— Видеолекция адвоката Антона Жарова «Тайна усыновления»
«Непохожие дети» — истории приёмных родителей и комментарии специалистов
4+
Top