Почему институт уполномоченного по правам ребенка не работает

23 октября на сайте Change.org появилась петиция на имя президента России Владимира Путина с требованием отправить в отставку уполномоченного по правам ребенка Анну Кузнецову. Поводом для петиции послужила фотосессия Кузнецовой с 11-летним Максимом Чирковым. Ребенок серьезно пострадал в ДТП в начале 2019 года. Как сообщает «Московский комсомолец», когда мать ребенка Ольга обратилась после трагедии в аппарат омбудсмена, в ответ ей пришла только рекомендация «за свой счет приехать за шесть тысяч километров в Москву с документами».

Ведущие эксперты в сфере защиты прав детей дали свою оценку работе детского омбудсмена Анны Юрьевны Кузнецовой.

Адвокат, научный директор Института семейных просветительских и правовых программ также рассказал о работе уполномоченного:

Когда создавалась институция омбудсменов, это была хорошая идея. Когда человек прошел все инстанции, когда ему не помогли ни там, ни там, есть еще один человек, который находится вне системы и может посмотреть на эту ситуацию свежим взглядом. У омбудсменов есть право участвовать в суде, но в целом эта система придумана для того, чтобы государство могло перед судом взглянуть на ситуацию в целом и защитило права человека. От омбудсменов ждут, что они защитят права той категории людей, которых они защищают.

Проблема в том, что со времен Голованя (первый детский омбудсмен РФ Алексей Головань, работал в 2009 году. — Прим. ТД) все очень сильно изменилось. Он успел задать планку помощи детям, которая просуществовала даже во времена его преемника Павла Астахова. Было так: ты пишешь письмо в аппарат Голованя, тебе перезванивает сотрудник, спрашивает о ситуации, и, если она находилась на стадии, когда все инстанции дали отзывы, но к результатам это не привело, омбудсмен действовал. Если же ситуация еще находилась в статусе тяжбы, он отправлял письмо в соответствующую инстанцию с просьбой разобраться в истории.

Во времена Павла Астахова аппарат омбудсмена стал учреждением, которое бегает по конкретным случаям и поднимает шум — это называлось «детский спецназ» и в значительном числе случаев это работало. Погорел Астахов, когда вместо размахивания крылами начал брать интервью у детей, и случилась история с «как поплавали». На самом деле уполномоченный по правам детей не обязательно должен с ними разговаривать на камеру, он должен защищать их права.

Затем уполномоченной по правам детей стала Анна Кузнецова — из ниоткуда. Она не значилась в списке людей, занимающихся защитой прав детей. Мы ничего не знаем о ее семье, кроме того, что она мать шестерых детей и жена священника. Ее общественные организации выделяли какие-то гранты на поддержку семейных ценностей — и мы сразу поняли, что вместо защиты прав детей будет поддержка семейных ценностей. Защитой прав детей она, с моей точки зрения, не занимается.

Омбудсмен Анна Кузнецова

Источник: Такие Дела

0
Top