«На детей 8 млрд не жалко»

«Дети не статистическая погрешность»

«Приёмная семья превратилась в способ заработка»

«Усыновителей это не коснётся»

Вот лишь некоторые аргументы, которые выдвигают защитники сиротского закона Минпросвещения. Адвокат Жаров рассказывает о том, что на самом деле скрывают «безобидные» буквы и слова, которые Минпросвещения готовится протолкнуть в Правительство в самое ближайшее время. Если вы до сих пор уверены, что новый документ принесет хоть какую-то пользу детям, посмотрите это видео. Думаю, после просмотра никаких иллюзий по поводу детей, денег и чиновничьего вранья у вас не останется.

Для меня удивительно, но далеко не все, кому я рассказываю о сиротском законопроекте, говорят, что он их чем-то не устраивает. Некоторым вполне нравится. Они считают, что вполне нормальный законопроект. Многие возражают против того, чтобы против него бороться. На самом деле законопроект ужасный. На самом деле несет большую беду многим сотням тысяч людей и, наверное, тысячам детей. Но это может быть и не очевидно с самого начала, может быть какие-то возражения кто-то приносит. Об этих возражениях я и хотел бы сегодня поговорить.

“На детей денег не жалко”

Главное из них, которое я слышу, что если этот законопроект, который станет законом, сможет спасти хотя бы одного ребенка, то его уже стоит принимать. На самом деле никто никогда и никак не показал, что те меры, которые приводятся в этом законопроекте хоть как-то повлияют на судьбу хоть одного ребенка. Что нам предлагают? Запрет на смену места жительства, дополнительный контроль в виде посещения педагогов-психологов, обследование психологическое принимающих родителей? Тоже не понятно на каких условиях. Как эти меры могут привести к тому, что в семьях будет меньше преступности или к тому, что возвратов будет меньше? Никак. Эффективность этого никаким образом не показана. Просто нам предлагают потратить 8 млрд рублей на то, чтобы сделать что? Чтобы “занять” ту сиротскую систему, которая на сегодняшний день испытывает одиночество, оттого из детских домов стали уходить в семьи дети и там осталось мало детей. И теперь им не с кем работать, зато есть вот такое предложение — можно заняться вот такой вот псевдодеятельностью, которая неэффективна, не приводит  ни к чему хорошему. Никто никогда не показал, что такими действиями вы спасете хотя бы одного ребенка. И поэтому этот закон принимать нельзя. Вы задалбываете огромное количество людей, при этом результата у вас не показано никакого. Вот это нужно понимать.

“Дети — не статистическая погрешность”

Когда люди говорят, что сиротский закон вполне себе годится, они говорят, что “что же вы детей считаете как статистическую погрешность”. Вот один процент детей, которых возвращают. Это много или мало? Как же можно вот так вот считать по процентам, по головам буквально.

Дорогие мои, один процент — это действительно мало. Вы посмотрите на количество разводов и сразу станет понятно, что в ситуации, когда один процент детей, переданных в семьи, по разным причинам возвращаются в детский дом — это на самом деле достаточно не много. Эту цифру, наверное, можно уменьшить, но, как я говорил в прошлом ролике, эффективность вот этих конкретных мер для этого совершенно не показана и не доказана никем.

Так вот один процент возврата — много это или мало? Можем ли мы говорить о статистической погрешности или о чем-то еще? Во-первых, каждый человек индивидуальность. Ситуации бывают разные. Родители сходят с ума, у детей бывают разные проблемы, семьи распадаются — ситуации бывают разные. Никто и никогда не может предположить все эти ситуации заранее. Жизнь — она на то и жизнь. И какой-то процент возвратов будет всегда. Ну всегда. Слушайте, родители погибли в автомобильной катастрофе — статистически это возврат. И этот процент останется всегда, он никуда не может деться. 

Другое дело, что ради мифического уменьшения (кстати, никто не сказал на сколько он будет уменьшен) у нас собираются всех абсолютно приемных родителей прогонять через сопровождение и психологическое обследование, которое им разумеется не нужно и ни к чему хорошему не приведет. Задолбать огромное количество взрослых ради чего? Вот на этот вопрос никто не ответил.

“Приёмная семья — это способ заработать”

Многие говорят, что сиротский закон нужен для того чтобы как-то умерить пыл тех, которые набирают детей в приемные семьи для того, чтобы заработать. Здесь у меня есть два момента. Момент первый — все выплаты приемным родителям устанавливаются на региональном уровне и если эти выплаты почему-то несправедливы, например, слишком большие, то никто не мешает любому губернатору взять и выплаты уменьшить. Например, условно в Омской области с 8 тыс — до скольких? Это первый пункт. Поэтому не надо никаких законов принимать и не надо ничего ограничивать. Всё делается на уровне губернатора. 

И второй момент. Вот, в Москве пребывание ребенка в месяц в детском доме обходится в 130 тысяч рублей, примерно. Это такие цифры озвучивал ДТСЗН. Исходя из этой суммы неужели много денег уходит в приемную семью? По моему, совсем не много. Но опять же, подчеркну, если считаете эти выплаты несправедливыми — меняйте, губернаторы. Зачем менять закон? Тем более то в законе, что совсем не касается выплат. Это лукавство.

“Детей могут увезти в “землянку”

Одна из наиболее бесспорных на мой взгляд норм в законопроекте (бесспорных к тому, что ее принимать нельзя) — это запрет на смену места жительства опекуну, подопечному и всей семье. Но те, кто “за”, говорят, что люди привозят детей в какие-то халупы, в землянках потом их содержат и т.д.

Но во-первых, уже сегодня орган опеки и попечительства при переезде подопечного должен прийти в течение 3 дней посмотреть на условия его жизни. Если условия жизни не кондиция, то они имеют право забрать ребенка и этот вопрос каким-то образом решить. Уже сегодня. Не нужно никакого нового закона. Если им пользоваться неудобно или они не хотят им пользоваться, это их проблемы. Но заставлять ради этого десятки тысяч людей, которые переезжают у нас по разным причинам (и из-за того, что получили новую работу, и для обучения, и для лечения) в другой регион заставлять их покупать квартиру предварительно и получать предварительно разрешение — чего ради? Кого мы таким образом спасем? 

Ну и нужно обратить внимание, что за эту норму топят только три региона — Москва, Московская область и Краснодарский край. Всех остальных это не очень беспокоит. А Москва, как говорит нам ДТСЗН нашего города любимого, не резиновая, сюда приезжают — выплаты просят. Вот про это законопроект, а не про защиту детей.

“Усыновителей это не коснется”

Многие люди, которые со мной спорят и говорят, что сиротский законопроект все-таки можно принимать, говорят, что нас то он не коснется, мы взяли одного ребенка и спокойно совершенно его усыновили, а вот эти приемные семьи, где по 8 человек и т.д. Дорогие мои, демагогия. Коснется это всех. Во-первых, определение, например, сопровождения включает слово “усыновители”. Это означает, что домой к вам будут приператься вне зависимости от того на какую форму устройства вы взяли ребенка, и психологическое обследование вы будете проходить все, даже те, кто собирается быть усыновителем. Закон так сформулирован. Никто не избежит этой беды. Всех он коснется. Сотни тысяч людей будут заниматься мартышкиным трудом ради того, чтобы 8,5 млрд не пропало, а попало в «cиротпром».

“Закон написан для придурков”

Мне продолжают возражать, говорят, что нас это не коснется, мы нормальные, а закон написан для придурков, которых надо отсеивать. Дорогие мои, закон придуман не для того, чтобы отсеивать придурков, это из текста закона никак не следует, не написано, что нужно отсеивать придурков. Там написано, что нужно всех проверять и нужно всех контролировать и нужно всех психологически обследовать. Вот это в законопроекте написано. Значит, к вам лично тоже придут, и к вам лично тоже будут иметь вопросы. Почему будут отсеивать всех, а не только придурков? Потому что так сформулировано и так сделано, потому что теперь психолог должен взять на себя ответственность за то, что вы в будущем не сойдете с ума. А я вот, например, даже про себя такого обещать не могу.

Второе, дорогие мои, с теми, кто сотрудничает, расправятся первыми. Почему? Потому что если вы пришли сами и сами все положили на стол, сами открыли дверь, сами стали сотрудничать, сами всё рассказали, ну, большие молодцы, тем проще вас будет достать и показать эффективность этого чудесного закона. А вот с теми, кто будет не открывать дверь, ругаться матерно, спускать с лестницы сотрудников органов опеки, как это сегодня происходит с теми самыми придурками, вот к ним никто не пойдет, или пойдут в последнюю очередь. Почему?  Потому что все время так происходит. Вот кто дверь открыл, тому и прилетело.

“Государство отберет лучших родителей”

Те, кто говорят, что сиротский законопроект вполне себе годится и его можно принимать, говорят, что “ну чего вы так беспокоитесь, отберут сейчас хороших родителей, а плохих отбирать не будут и всё нормально, мы то нормальные, а с плохими вот так поступят, и будет всем хорошо”. Дорогие мои, всегда нужно смотреть на формулировки и на то, как, чего там написано. Так вот, KPI органа опеки и на сегодняшний день, и тем более из текста этого законопроекта следующий: как бы чего не вышло. Главное, чтобы не было проблем. Нет KPI устроить детей в семью, нет KPI сделать так, чтобы дети выросли счастливыми — этого ничего ни в законе, ни в сегодняшней ситуации нет. Предлагается сделать так, чтобы еще большее количество людей отсеивали, еще большее количество людей не стало усыновителями. Вот для этого написан этот законопроект. Читайте внимательно, он опубликован, это следует буквально из того текста, который там написан, поэтому, когда вы топите за этот законопроект, нужно понимать, что отсеивать будут не тех, кого отсеять сложно, не тех кто будет сопротивляться, не тех, кто будет говорить, что “нет,  я хороший” и требовать к себе правильного подхода, отсеивать будут тех, кто согласится, как вы сегодня согласны с этим законопроектом, так завтра вы согласитесь с тем, что вам напишут отрицательное заключение орган опеки. То, что они будут писать такие отрицательные заключения, это 100%, ведь закон надо внедрять, показывать, что он работает, вот так и покажут на вашем примере.

“Ко всем не придут — не хватит ресурсов”

Когда я говорю про сиротский законопроект и про то, что он коснется всех, мне возражают и говорят, что “слушайте, у них все равно нет такого количества ресурсов, они все равно не могут ходить ко всем, все равно не получится так, что сопровождение охватит 100% населения”. “У них” — это у органов опеки. 100 не 100, а в пояснительной записке к законопроекту расчет идет на 100% всех опекунов, попечителей и приемных родителей, так что на самом деле планируют они все 100% людей сопровождать. Но  и в этом случае — “будут халатно к этому относиться, все равно приходить не будут”. Так в этом и опасность. Понимаете, закон не так страшен, когда он применяется ко все одинаково, а вот когда он избирательно применяется… В прошлом году приходили и все было нормально, в этом году придут и внезапно найдут какие-то проблемы. Вот этого стоит опасаться и ровно на это нацелен законопроект. У них, к сожалению, нет никакой ответственности за то, что они к вам НЕ придут, а вот у вас ответственность за то, что вы не будете сопровождаться, она прямо прописана.

Но впадать в пессимизм не нужно. Нам многое уже удалось изменить в этом законопроекте и многое еще удастся изменить. Пожалуйста, заходите на сайт www.zharov.info, читайте что происходит в данный момент  и по возможности участвуйте. Мне очень нужна ваша помощь. Кроме нас просто больше некому.

1+
Top